lyosia (lyosia) wrote,
lyosia
lyosia

Измена... Что это?

Готовлюсь к тренингу о "Ревности" в следующие выходные. А тут - такой текст в помощь! Часто уточнение смежных понятий очень проясняет картину того, что происходит на самом деле. ;)

Оригинал взят у russkiy_sokrat в Измена

рыбаки                   Действующие лица: Сократ, Порей.

Сократ: Чего-то ты сегодня задумчивый и тихий. Мы так с тобой ненарыбачим. Давай, сознавайся чем терзаешься.

Порей: Об изменах думаю.

Сократ: А чего о них думать-то? Измена ну и измена. Она либо есть, либо её нет. Делов-то.

Порей: Мне хочется понять, правильно ли жить, изменяя супругу, или же это действительно что-то плохое проявляется в человеке.


Сократ: Вот куда тебя понесло! Тогда сначала скажи, что ты понимаешь под изменой. А уж потом мы с тобой сможем определить плохо это или хорошо.

Порей: Под изменой я подразумеваю случаи, когда один супруг предаёт другого и ходит за любовными ласками на сторону.

Сократ: Т.е. для тебя предательство и измена одно и тоже?

Порей: Да!

Сократ: А ты не задумывался, что эти слова всё-таки разные? Посуди, зачем одному и тому же явлению иметь два разных слова?

Порей: Не знаю. Возможно разные люди придумали. Одно слово в одном месте прижилось, другое в другом.

Сократ: По моему, таким предположением, ты оправдываешь лишь свое нежелание думать и понимать. Вспомни, как бывает в жизни с человеком? У него может быть общественное имя, фамилия, псевдоним или прозвище, но мы в общении всегда называем его одним именем. И если он уходит из нашей жизни на долго, то мы вспоминаем его только по этому имени. Всё остальное забывается как ненужное. Так и с явлениями. Имена им придумывают многие, но в народе остаётся жить лишь самое яркое, которое более всего подчеркнёт его понимание. Ну а раз, эти два слова постоянно у нас в обиходе и даже не пытаются уходить из языка, значит, они отражают два разных явления.

Порей: Ты прав, Сократ. Я теперь вижу, что мне нужно получше разглядеть эти понятия. Помоги мне в этом?

Сократ: Хорошо. Давай порассуждаем. Попробуем найти явное отличие в них. Для начала, я предложу тебе немного оставить супружескую тему и перейти рассматривать эти понятия в военной области. Кажется мне, что и измена и предательства пришли к нам из военного дела, где есть чёткое разделение людей на своего и врага.

Порей: Очень похоже.

Сократ: Но даже если и не так, то ярче всего мы всё таки разглядим эти понятия на примере войны. Представь себе боевые условия, где жизнь каждого в отряде зависит от плеча товарища. Если кто-то из них предаст других врагу, то ради чего он это сделает?

Порей: Скорее всего враг ему что-то пообещает. Может золото, может жизнь сохранить.

Сократ: А как сам враг будет относится к такому человеку?

Порей: С презрением. Никто не любит продажных людей, у которых нет чувства долга и чести.

Сократ: Значит при случае, такого человека-предателя убьют?

Порей: Наверняка, если он конечно не может принести пользы. Предатели не нужны и врагу.

Сократ: Тоже так думаю. Но не значит ли это, что предательство всегда основывается на низменных чувствах?

Порей: Точно, Сократ! Именно низменные чувства во время войны вызывают отвращение. Такие люди не способны на подвиг и рассчитывать с ними на победу у остальных не получится.

Сократ: Да, люди, идущие на подвиг во время битвы, явно с презрением отнесутся к таким товарищам, которые для них не товарищи. Герой во время свершения подвига видит большую мечту, именно поэтому его дух крепок. Предатель же, скорее всего, её не видит и потому для него оказываются важнее вещественные ценности жизни. Значит, мы можем заключить, что предатель всегда слаб воинским духом и неустойчив к охоте до вещей этого мира. 

Порей: Согласен.

Сократ: А не будет ли эта черта являться основой любого предательства?

Порей: Скорее всего будет. Я не нахожу другой.

Сократ: Хорошо. Раз ты согласен, давай теперь поищем суть измены. Вот ты сидишь в окопе с товарищами, отбиваешь нападение врага и вдруг кто-то кричит «Измена! Измена!». Что ты при этом будешь наблюдать?

Порей: Скорее всего как одни бывшие свои убивают других.

Сократ: Верно. Если бы это был предатель, то стал бы он ввязываться в бой со своими и подвергать опасности свою жизнь?

Порей: Не знаю, Сократ. Если предателей много, то скорее всего ввяжутся, чтоб спасти свою жизнь.

Сократ: Хорошо, пусть будет такой случай. Вот началась битва и предатели напали сзади сговорившейся толпой. Вы вовремя заметили предательство и начали отбиваться. Что они будут делать?

Порей: Будут спасать свою жизнь. Враги им пообещали что-то ценное, а эта ценность имеет значение, только когда жизнь продолжается. Предатели обратятся в бегство и попытаются добраться потом до врага-союзника.

Сократ: Сразу?

Порей: Нет, конечно. Их в пылу битвы мой враг не отличит от меня и убьёт. Получается им нужно выйти из битвы, а потом найти связного, который бы помог мирно войти в стан врага и получить свою награду за предательство.

Сократ: Согласен. Я тоже считаю, предатель всегда будет бежать из опасного для него места. И чем меньше количество предателей, тем меньше они будут участвовать в сражении и быстрее сбегут. В случае измены, по моему, другое положение дел. Как правило, изменник встречается с нашим врагом как с другом и сражаться с нами начнёт яростно.

Порей: А ведь верно, Сократ! Я сразу вспомнил истории с многочисленными дворцовыми переворотами. Их участники шли там до конца. Либо победа, либо смерть.

Сократ: Не значит ли это, что изменник руководствуется совсем не низменными чувствами во время сражения? Как думаешь, для него есть высокие ценности?

Порей: Точно. С изменниками всё не так как с предателями. Они не бегут от сражения и не скрываются со своими полученными богатствами. В конце битвы их либо казнят, либо они тайно продолжают борьбу, либо побеждают и получают тот мир, к которому стремились.

Сократ: Выходит у них есть мечта и они к ней идут?

Порей: Получается так.

Сократ: Хорошо. Согласишь ли ты, если я подведу вывод под нашим рассуждением, что суть измены, это смена пути достижения своей мечты?

Порей: Поясни лучше. Почему смена пути?

Сократ: Смотри, изменник ведь раньше был на нашей стороне?

Порей: Да.

Сократ: Если это бой, то значит он защищал те же ценности что и ты, и теми же средствами. Он был твоим плечом и опорой, а ты его. Оба вы смотрели друг на друга, как на помощников, на пути к одной мечте. Но вдруг он из помощника превращается в противника. Как думаешь, из-за чего это происходит?

Порей: Наверное, потому что мечта поменялась.

Сократ: Возможно. Но я думаю, что не так то просто мечту поменять. Мечта это призрак, видение мира, который нужен для жизни нашей души. Мы её несём с самого детства. С возрастом происходят лишь уточнение по отношению к действительности. Мы узнаём устройство мира и тут же вносим изменение в образ мечты, чтоб она смогла точно воплотиться. В молодости и юности мы слушаем много рассказов о чужих победах, видимо поэтому образ нашей мечты изначально строится из мира сказок. Естественно, такой образ не совершенен и поэтому он не совсем рабочий. В поздней юности мы осознаем это, потом разочаровываемся… и предаём себя, отказываясь от мечты.

Порей: Очень знакомо.

Сократ: Не грусти. Тут тоже не всё просто. Разум всё равно, можно сказать тайно, продолжает работать на мечту. Он скрытно от тебя самого составляет образ твоей мечты. Заставляет её вызревать. А потом у многих бывает так: в зрелом возрасте вдруг приходит яркое понимание чего ты хотел и к чему стремился. Мечта начинает звать и ты неволен не собираться в этот путь.

Порей: Да уж. Эту силу зова я на себе уже испытал. Тут точно есть состояние невольности. И я знаю, что освобождение я смогу получить, только когда достигну своей мечты.

Сократ: Вот-вот. Тоже самое происходит с изменниками. Разница лишь в путях достижения. Думаю, что раньше он шёл вместе с тобой рядом, потому что видел в тебе спутника. Потом что-то произошло у него в сознании и он разглядел в тебе вместо спутника врага, т.е. человека чья мечта противоположна его. Так что скорее всего он не менял мечту, он неверно разглядел твою, или наоборот перестал её видеть. В таком случае, он стал менять свой прежний путь достижения мечты на новый. Ранее он учитывал совместное движение с тобой, теперь ему пришлось внести изменения в образ пути, где ты стал помехой, которую нужно устранить и тогда он сможет добраться до своего рая на земле.

Порей: ..и выходит, изменой мы называем смену образа пути к мечте.

Сократ: Думаю да.

Порей: А как же тогда через это понимание объяснить те измены, которые мы называем супружеской неверностью.

Сократ: Вообще-то звучание верность- неверность тебе уже должно было дать подсказку. Эти слова намекают на веру. Веру во что-то.

Порей: Ох, Сократ, тут столько смыслов открывается, что я даже не знаю за что зацепиться. Мысли разбредаются.

Сократ: Хорошо. Давай по порядку. Какой именно вопрос тебя озадачивает?

Порей: Почему супруги стремятся к изменам?

Сократ: Ну, это ты уже и сам можешь понять легко. Супруги, это явно те же два война, которые решили построить свой земной рай. Если один из них бросает другого и идёт на чужбину строить отношения с чужаками, что это может означать?

Порей: Что мир семьи ему стал видеться иначе.

Сократ: Верно. Он увидел, что всё его сегодняшнее семейное устройство ведёт его совсем не туда, куда рвётся душа. Вот он и изменился. Точнее осознал и принял, что надо искать другие пути достижения мечты. А так как его мечта включает нахождение рядом с ним единомышленника и спутника, он идёт искать такого на чужой земле среди чужих.

Порей: Почему?

Сократ: Потому что, на своей земле и рядом с собой он разглядел не помощника, а помеху. Прямо там, на месте своего супруга.

Порей: Да уж… Под таким углом, мой первый вопрос «измена, это хорошо или плохо», теперь кажется мне совсем бессмысленным…



Tags: перепост, полезное, психология, размышления, чужие мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments