lyosia (lyosia) wrote,
lyosia
lyosia

Подросток начинает «уходить». Что делать?

(статья для портала soznatelno</lj>. Думала - на пару абзацев мысль, а развернулась в большое рассуждение...)
В жизни каждой семьи, в которой растут дети, бывает период, когда подросток начинает обособляться, скрытничать, перестает делиться с родителями всеми подробностями своей жизни вне дома, а сам при этом уделяет этой своей «самостоятельной» жизни все больше времени и внимания. Время по возрасту и степень жесткости «обособления» зависят и от характера ребенка, и от отношений с родителями, сложившихся за предыдущий период совместной жизни, так что частности бывают очень разные. Но в любом случае однажды у родителя возникает ощущение, которое хорошо иллюстрирует фраза из анекдота «доктор, мы его теряем!». Эта ситуация обычно тревожит (если только родителю не безразличны дела ребенка и его внутренний мир), и хочется как-то ее исправить. Некоторые обижаются на ребенка и встают в позицию «ну и делай, как знаешь, только если что – ко мне не обращайся», и дают ему полную свободу. Обычно на этом отношения заканчиваются. Надолго, а иногда и на всю оставшуюся жизнь. Некоторые начинают пытаться «сделать все как было», и либо терпят неудачу и переживают, либо гасят порыв ребенка к обособлению и получают «послушную деточку» в лучшем случае лет до 25, в худшем – на всю оставшуюся жизнь… То есть «вернуть все обратно» - это не всегда хороший вариант, но тогда что же делать?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно внимательно рассмотреть – а что в это время происходит внутри ребенка, с его внутренним миром, ценностями, жизненными задачами. Мы обычно видим внешние проявления – увлечения, изменение поведения, желания и капризы, которые ребенок озвучивает. Но что стоит за этим?На основании чего так происходит? Ребенок далеко не всегда способен это осознать, а тем более рассказать родителям, поэтому спрашивать его бесполезно. Придется наблюдать за подростками в целом, вспоминать себя в подростковом возрасте, обращаться к общим закономерностям, изложенным возрастной психологией, и из всех этих наблюдений сделать самостоятельные выводы.
С раннего детства большинство представлений о мире и почти все о том, как устроена взрослая жизнь, ребенок узнает от родителей. И принимает частью на авторитете (в раннем детстве кажется, что родители, почти как боги, знают и могут все), частью просто за неимением других представлений. Но в то же время постепенно по ходу жизни копится и личный опыт, наблюдения и впечатления, которые идут в разрез с видением родителей. И однажды у подростка возникает потребность на основе всего узнанного и дополненного составить свою собственную «карту мира», совместить с ней удобные для себя способы поведения в разных ситуациях, где-то устранить сомнения – «так ли все устроено, как говорят взрослые?»; где-то удовлетворить любопытство – «а что будет, если…». И это возможно для него только тогда, когда он действует сам. И какие-то ошибки на этом пути – неизбежны. Без них не будет учебы и собственного жизненного опыта.
И подросток пытается отстраниться от принятого в семье, проверить другие способы действий, пробует жить другими ценностями. Некоторые дети просто отдаляются от родителей, перестают делиться всем, что у них происходит, некоторые начинают «воевать» и критиковать образ жизни родителей. А если к этому добавить гормональные всплески, периодически накрывающие подростков и связанную с этим повышенную эмоциональную реакцию – ситуация в целом получается острая и сложная и для детей, и для родителей.

Прежде чем делиться своим мнением про то, как лучше устроить взаимодействие с ребенком в этот период, еще раз оговорюсь – есть разные взгляды на эту тему. И в каждом из них есть своя правда и польза. И свои недостатки и риски. Поэтому выбирать нужно, исходя из вашей личной ситуации и того, каковы качества вашего ребенка-подростка. Более того – в разных ситуациях с одним и тем же ребенком можно пробовать разные стратегии поведения. И смотреть, какой результат из стратегий вам более по душе.
Основная беда подростка, стремящегося к обособлению и самостоятельности, в том, что он действительно еще не представляет в это время возможных опасных последствий своих действий. И может устроить себе (а то и близким) такие «последствия», которые придется, так или иначе, расхлебывать потом очень долго. А «Живой и Мертвой Воды», в отличие от сказочных миров, в нашем пока не водится, и «машины времени», чтобы все переиграть по новой, тоже пока не изобрели... Просто «брать и не пускать» - это перекрывать порыв к естественному установлению самостоятельности, и тут мне всегда видится риск, что последствия могут быть печальными. Или бунт и побег, или слом, отказ от самостоятельности вообще и развитие нездоровой зависимости, или затаенная большая обида, которая проявится в полном разрыве отношений, но чуть позже, когда на это будут силы и внутренняя готовность. А пока это будет выражаться в полном отказе от доверительного общения.

Вот как примерно мы с мужем рассуждали, когда растили собственных детей, и это же я рассказываю родителям, приходящим ко мне с вопросами о подростках. И на основе этих рассуждений был выработан подход к реагированию на стремление к самостоятельности.

1. Отпускать там, где это возможно без риска или с минимумом риска. Более того, когда подросток проявляет желание быть самостоятельным – предлагать те способы этой самой самостоятельности, которые нам видятся полезными (например, самому продумать дизайн своей комнаты или рабочего места, изготовить что-то из одежды\утвари, самостоятельно сходить в какое-нибудь учреждение по делу, организовать и\или провести какое-то общественное мероприятие, найти работу и заработать на личный компьютер\фотоаппарат\дорогую деталь одежды или экипировки).

2. Там, где риск больше, но отговорить подростка от запланированных действий не удается – тоже отпускать, но с дополнительной подготовкой по типу «техники безопасности». То есть – описав возможные опасные последствия, как я их представляю, и составив план действий в случае наступления этих опасных последствий. Например – хочешь на дискотеку в ночной клуб? Ок. Но только после обсуждения и согласования плана действий (твоих и моих) в случае: ограбления, изнасилования, драки, похищения и т.п. И подробно отработаем\затвердим все наши действия во всех этих вариантах по типу «если – то». Многих детей подобные «тренировки для экстремальной ситуации» на некоторое время озадачивают, смущают и отвращают от сомнительных мероприятий. Ну, и при этом полезно параллельно подыскать для подростка подобный, но менее рискованный вариант – например, какое-то безалкогольное интересное ночное мероприятие, где будут знакомые вам взрослые, которые смогут в случае чего приглядеть за вашим ребенком и помочь ему. И предложить замену. Чаще всего подростки на такого рода замену соглашаются с удовольствием (ведь это гораздо лучше, чем полный запрет, которого они боятся больше всего).

3. Там, где опасность велика, а шансов избежать ее крайне мало – лучше запрещать. Но очень желательно, чтобы таких запретов было не много (в идеале – не более 5). И было много альтернатив для проявления самостоятельности, смелости, независимости, проживания приключений. И такие запреты должны быть однозначны, хорошо обоснованы и возможно даже снабжены санкциями, наказанием в случае нарушения запрета.

А еще подростки разного пола по-разному воспринимают и ждут проявления поддержки в их самостоятельности. Мальчикам обычно важнее, чтобы родители верили в их способность справиться со всем самостоятельно – «я верю в тебя!». А девочкам – чтобы она могла рассчитывать в любой момент на помощь, не чувствовала себя брошенной, внутренняя поддержка – «я с тобой!».
Tags: воспитание детей, отношения, полезное, психология, размышления, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments